Керолин Нерби: «Двойная радуга: аутизм и маскулинность»

Источник: Bitch Media

Во время написания этой серии я несколько раз затрагивала тему аутичной маскулинности и понимания аутизма как «экстремально мужского мозга». В этом посте я хочу подробнее рассмотреть вопросы аутизма и маскулинности. Эти вопросы кажутся довольно противоречивыми: несмотря на то, что аутизм ошибочно считают состоянием, распространенным преимущественно среди цисгендерных мужчин, и даже воспринимают его как крайнюю степень «мужского мышления», аутичность рассматривается в популярной культуре как неполноценная, искаженная версия маскулинности.

В прошлом я уже рассматривала и критиковала теорию Симона Барон-Кохена о том, что аутизм является проявлением «крайней степени мужского мозга». Это действительно то, чем кажется. Идея о том, что аутизм можно описать как «крайнюю степень мужского мозга» означает, что существуют «мужские» и «женские» мозги, которые, к тому же, еще и отличаются друг от друга. Для поддержания своей теории Барон-Кохен использует идею о влиянии тестостерона на  развитие мозга. И, конечно же, он связывает высокий уровень тестостерона с гендерно-обусловленной маскулинностью.

Итак, я придерживаюсь теории о том, что гендер- социальный конструкт, более того, я считаю, что практически все является социальным конструктом. Но я не могу знать все, и я всего лишь социолог. Вполне вероятно, что тестостерон оказывает влияние на развитие мозга. Я считаю вполне возможным то, что он может изменять его развитие. Мое неприятие эссенциалистской теории Барон-Кохена основано на совершенно других фактах: дело в том, что разные люди вырабатывают разное количество тестостерона (а некоторые его вообще не вырабатывают). Тестостерон не является исключительно «мужским» гормоном. «Мужчины»- это просто модель. Дело в том, что понятие биологического пола, как и понятие гендера, является социальным конструктом. Более того, есть другие виды «пола» кроме «мужчины» и «женщины». У людей могут быть самые разные вариации развития и сочетания гениталий,  вторичных половых признаков, и гормональных особенностей. Пол не определяется исключительно хромосомами — да, существуют «мужчины» с XX хромосомами и «женщины» с XY хромосомами, но существуют и другие хромосомные вариации. (Примечание: я изучаю эту тему на сайте Интерсекс Сообщества Северной Америки  (Intersex Society of North America), организации, которая перестала функционировать несколько лет назад. Но несмотря на этот факт, ее сайт продолжает оставаться полезным источником информации).
Читать далее

Реклама

Дианна Нилес МакКоннел: «Как феминизм сделал нас лучшими родителями аутичного ребенка»

Источник: Everyday Feminism


(Мама с дочкой идут по тропинке (точнее дочь по тропинке, а мама по траве.)  Вокруг этой тропинки растет трава. Впереди видны деревья. Мама с дочкой идут босиком. Они обе белые. У мамы короткие светлые волосы. У дочки волосы темнее, и они забраны в хвост.  Фото сделано со спины)

Наша дочь аутистка. Она женщина (пока она так себя идентифицирует).

С необходимой ей поддержкой и аккомодацией она сможет получить от жизни все, что ей надо – но период между нынешним временем и взрослым возрастом довольно значителен.

Итак, что мы можем сделать для того, чтобы вырастить уверенную молодую женщину в условиях эйблистского мира?

Думаю, ответ лежит в пересечении феминизма и борьбы с эйблизмом – на этом пересечении защита прав аутичных детей сочетается с формированием бодипозитивного подхода, всесторонним сексуальным образованием, личностной автономией детей и социальным критическим мышлением.

В нашем случае все началось с бодипозитивного подхода, когда наша дочка была еще маленькой.

Читать далее

Кейтлин Николь О’Нил: «Как эйджизм разрушает семьи, и как Права Молодежи могут исцелить разрушенные семейные узы»

Источник: The Youth Rights Blog

Когда мы говорим о Правах молодежи и о том, насколько выгоднее будет для людей всех возрастов жить в обществе,  избавленном от эйджизма, мы обычно говорим о множестве случаев насилия, направленного против молодежи. Мы говорим о том, что в том обществе подобное насилие можно было бы легко предотвратить. Учителям было бы гораздо сложнее превышать свои полномочия, издеваясь над учениками и нарушая их права, иногда тем самым ставя под угрозу их будущее. Родители больше не смогли бы избивать своих детей и издеваться над ними любыми другими способами. Молодежь могла бы принимать самостоятельные решения касательно того, нужна ей или нет та или иная медицинская помощь, и выбирать на свое усмотрение вид и способ получения медицинской помощи. Людей больше не стали бы арестовывать за сексуальные отношения, в которые они вступают со взаимного согласия, обосновывая аресты тем, что партнеры просто не подходят друг другу по возрасту. Молодым людям не отказывали бы в праве на труд и на то, чтобы самостоятельно распоряжаться своими деньгами. Правительство и родители больше не смогли бы в одностороннем порядке решать за молодых людей, как им учиться и ходить ли им в школу. Этот список можно продолжать почти до бесконечности.

Читать далее