Кассиан Сибли: «Я сейчас не могу об этом говорить»

Источник: Family Circle
Перевод:
 Проект Про аутизм

No21-360x540

Ребенок с табличкой со словом «Нет»

По мере того, как аутизм диагностируется у все большего числа детей, становится очевидно, что им остро не хватает обучения одному критически важному навыку – самоадвокации. [Адвокация – отстаивание прав и интересов человека или группы людей, самоадвокация – умение отстаивать свои собственные интересы и потребности, дословно «быть адвокатом самому себе»]. Именно тут могут пригодиться мои услуги. Я – взрослая аутистка, которая учит аутичную молодежь говорить о своих собственных нуждах и добиваться их удовлетворения.

Большинство детей, с которыми я работаю все еще довольно маленькие, и они пока на той стадии, когда им нужно работать вместе с наставником, то есть со мной. Вместе мы определяем, что они хотят или в чем нуждаются, кто может помочь им этого добиться, и что мы должны для этого сделать. Когда мы встречаемся после сессии адвокации, мы оцениваем, как все прошло. Этот процесс полностью зависит от потребностей и способностей ребенка.

Например, С. десять лет и он довербален. Он часто сильно раздражается, ведет себя агрессивно, у него бывают истерики. Чтобы определить, на чем нам сосредоточиться, я смотрю на его оценку поведения, и мне кажется, что большая проблема в том, что его постоянно заставляют что-то делать, не предоставляя никакого выбора. У С. нет слова «нет». Взрослые говорят ему, что делать, он сопротивляется, они заставляют его, и он проявляет агрессию. Так что, используя язык жестов, вспомогательную и альтернативную коммуникацию (например, доски с картинками) и слова, я научила С. говорить «нет». Я также распространила информацию, что абсолютно каждый взрослый человек рядом с ним должен уважать это «нет», когда он им пользуется. В этом все дело. Агрессия была эффективной. Мне нужно было сделать «нет» еще эффективнее. Это было подтверждением его потребностей и телесной автономии.
Читать далее

Реклама

Рита Джордан: «Жестовый язык и аутичные дети»

(Статья публикуется в качестве ответа на вопрос, можно ли использовать жестовый язык для обучения аутистов)

Внимание: Патологизирующая лексика, навязывание нейронормативности.

Перевод: сайт Синдром Аспергера

Применение жестового языка в образовании остается противоречивым вопросом, даже если речь идет о людях с нарушениями слуха. Стороннему человеку может показаться странным, даже абсурдным, применение жестового языка среди детей, чей слух, как правило, не просто в пределах нормы – он может казаться обостренным. И в то же время жестовый язык все чаще применяется среди детей с аутизмом – эта тенденция продолжается еще с начала 1970-х годов. Основное влияние здесь принадлежит работе Кридонса с 30 аутичными детьми из Америки, которая очень обнадежила многих. Это исследование не просто показало, что аутичных детей можно учить жестовому языку в качестве альтернативного метода коммуникации, но и что, освоив жесты, некоторые из этих детей начали говорить устно. В 1973 году Миллер и Миллер применили довольно необычную технику, но сообщили об аналогичном успехе. Позднее Шаффер (1980 год) добился успеха с помощью специального тренинга по вербальной имитации с параллельным обучением жестовому языку. Мэри Константареас и ее коллеги также преуспели в обучении аутичных детей из Канады жестовому языку, а в Великобритании опрос, проведенный Крисом Киернансом в 1983 году, показал, что в половине из четырнадцати школ для аутичных детей применяется та или иная форма жестового языка.

Мотивы для применения жестового языка

По сути, есть два основных мотива для применения жестового языка с аутичными детьми:

Читать далее