Синтия Ким: «В моей тревожности нет расстройства»

(Примечание: Данная статья печатается в качестве ответа на вопросы аутичного человека о недавно диагностированном у него тревожном расстройстве)

Источник: Musings of an Aspie
Перевод: Сайт Про аутизм

В последнее время я много думала и читала о тревожных расстройствах. Когда у меня диагностировали синдром Аспергера, у меня также диагностировали расстройство социальной тревожности [социофобия]. И вот, что я думаю по этому поводу: «Социальная тревожность? Да. Расстройство? Не особенно». Расстройство подразумевает, что моя социальная тревожность иррациональна. Но так ли это? Подумаем о следующем:

«Адекватный уровень тревоги выполняет важную адаптивную функцию. В окружающей среде есть множество потенциальных угроз, которых следует избегать, и люди учатся такому избеганию во многом благодаря возникновению тревожности. Реакция тревоги появляется благодаря научению через ассоциацию определенных стимулов с неприятными последствиями» (из «Аутизм и физиология стресса и тревожности» Романчика и Гиллиса).

Тревожность, как и страх, защищает нас от опасности. Она заставляет нас быть настороже и делает нас осторожными. В любом случае, это здоровое явление. Без этого у нас было бы меньше мотивации получать образование, работать или заботиться о наших близких и самих себе.

Что такое тревожность?

Тревожность – это состояние беспокойства, волнения или страха по отношению к чему-то, что еще не случилось, и, возможно, никогда не случится. Возьмем несколько примеров того, что обычно вызывает тревожность:

— Начало серьезных отношений.

— Выступление с докладом перед большой аудиторией на месте учебы или работы.

— Появление ребенка.

— Знакомство с родителями партнера.

— Начало новой работы.

— Обучение вождению.

— Первый полет на самолете.

— Путешествие в регион с очень высоким уровнем преступности.

Когда вы чувствуете тревогу в отношении предстоящего события, то вы тратите больше времени на его обдумывание и подготовку, чем в случае, если речь идет о каком-то тривиальном занятии. Вы анализируете возможные последствия и уделяете повышенное внимание своим действиям, чтобы гарантировать наилучший исход из возможных. Тревожность обостряет ваше восприятие, а обостренное восприятие помогает сосредоточиться, что повышает вашу безопасность.

Очень важно отметить, что в этой статье, когда я говорю о тревожности, то я имею в виду адекватный уровень тревожности, а не парализующий страх. Неадекватный уровень тревожности мешает человеку заниматься необходимым или желательным занятием, например, когда я так сильно беспокоюсь о докладе, что в результате заболеваю, падаю в обморок в конференц-зале или лгу, чтобы избежать доклада.

Тревожность не всегда является здоровой и очень важно вовремя понять, что ваша тревожность приняла неадекватные формы.

Функции социальной тревожности при аутизме

Так действует тревожность в типичном мозге. Но как насчет аутичного мозга? С самого детства аутичные люди знают, что они упускают ключевую информацию в социальных ситуациях. Нам трудно интерпретировать выражения лица, тон голоса, язык тела и не конкретную речь. Некоторым из нас трудно обрабатывать слуховую информацию, или же они страдают от сенсорной перегрузки в публичных местах и больших группах людей.

Наши сложности в социальной коммуникации могут варьироваться от простой неловкости (непонимание шутки или утрата нити разговора) до реальной опасности (издевательства окружающих, эксплуатация или насилие).

Возможны также негативные последствия для физического здоровья – многим аутистам нужны часы или даже дни, чтобы физически восстановиться после продолжительного или интенсивного социального взаимодействия.

С течением времени, «благодаря процессу установления тревожности», мы понимаем, что определенные социальные ситуации являются «угрозами безопасности, которых следует избегать» (как описывают Романчик и Гиллис). Другими словами, поскольку это реальная угроза, то у нас развивается тревожность, которая для нас имеет очень реальную причину. В ней нет расстройства. Это защитный механизм, который выработался путем «ассоциации определенных стимулов с неприятными последствиями».

Социальная тревожность, таким образом, не только «важна для функциональной адаптации» аутистов, она им необходима.

Красный свет, зеленый свет

Социальная тревожность аутистов отличается от социальной тревожности нейротипиков. Если человек с нетронутыми способностями к социальной коммуникации страдает от тяжелой тревожности в социальных ситуациях, то это расстройство, поскольку его страх иррационален. Когда человек с нарушениями социальной коммуникации испытывает тревожность в социальных ситуациях, то это равнозначно ситуации, когда не умеющего плавать человека тревожит поездка в лодке. Риск, который его беспокоит, вполне реален и рационален.

Если страх – это красный сигнал светофора в нашем мозгу, то тревожность – это желтый сигнал. Это чувство, которое говорит нам: «Помедленнее, осторожнее, остановись и сделай паузу, прежде чем продолжать путь».
Мы должны использовать это чувство, а не пытаться вылечиться от него.

Адекватно или неадекватно

Некоторые могут возразить: Избыток социальной тревожности приведет к полному одиночеству! Превратит в отшельника! В ту странную старушку, которая все время орет на детей, чтобы они не ходили по газону!

И да, и нет. Во-первых, позвольте мне шокировать читателей с более высокой социальном мотивацией и сказать: люди вовсе не так уж интересны, а награды за общение часто переоценивают.

Подумайте о следующих (выдуманных) персонажах, которые удовлетворяют свою потребность в общении следующим образом:

— Человек, который живет один, работает на дому, а по вечерам участвует в ролевых играх, самодеятельном театре и кружке по игре на барабанах.

— Человек, который учится на дневном отделении каждый день, а после учебы общается только в Интернете и только с помощью текста.

— Человек, который проводит все время дома с семьей, и выходит из дома только при необходимости.

— Человек, который работает среди людей полный рабочий день, а вечера проводит в полном одиночестве.

Социальные предпочтения всех этих людей отличаются от большинства их ровесников, но и анахоретами их тоже нельзя называть.

Тревожность в отношении общения не равнозначна полному избеганию социальных ситуаций. Возможно управлять социальной тревожностью так же, как и тревожностью в отношении других вещей. Например, если человек, неважно нейротипик или аутист, чувствует сильную тревожность в отношении своей новой работы, это вовсе не значит, что он не выйдет на эту работу. У большинства людей есть стратегии по уменьшению тревожности, и аутисты в этом отношении ничем не отличаются.

Различие лишь в том, что наша социальная тревожность автоматически патологизируется, а затем «лечится» с помощью психотерапии или лекарственных препаратов. Нам говорят, что наш страх иррационален, и мы должны изменить наше «мышление» об общении. Нам говорят, что нам просто нужно «немного расслабиться», и тогда социальные ситуации станут для нас более приятными.

Будет гораздо полезнее признать нашу тревожность в качестве обоснованной и поддержать наше право на предпочитаемый уровень социализации, равно как и на предпочитаемые способы общения, не стигматизируя нас за это.

О чем нам говорит тревожность

Так каким же образом социальная тревожность нас защищает? Возьмем очевидный пример: когда вам трудно интерпретировать невербальные подсказки, вам трудно понять, что другой человек является опасным. Это в особенности верно для аутичных женщин и девочек, так как это повышает наш риск стать жертвами изнасилования, сексуального насилия или домашнего насилия. Аутичная женщина испытывает тревожность в отношении свиданий, интимных отношений или незнакомых ситуаций, и для этого есть все основания – статистика насилия в отношении аутичных женщин не может не беспокоить.

Аутисты так же часто становятся жертвами травли. Если аутичный мальчик или девочка испытывает тревожность в отношении перемены или поездки в школьном автобусе, то за этим стоит огромный багаж негативного опыта в аналогичных ситуациях. Тревожность говорит ребенку, что неструктурированные социальные ситуации, за которыми взрослые следят не слишком пристально – это потенциально опасная зона.

В этих примерах все достаточно обоснованно, верно? Но как насчет тревожности в отношении праздничной вечеринки, похода в супермаркет или поездки в отпуск? Ведь это уж точно иррациональная тревожность?

Нет, если вы примете во внимание тот факт, что за участие в социальных ситуациях всегда приходится платить. Существует множество известных метафор для этой концепции. Самые популярные, пожалуй, теория ложек и социальная чашка или корзина. Однако я не буду грузить вас метафорами и вместо этого приведу вам конкретный пример.

Прошлой весной мой племянник и его жена приехали ко мне погостить на выходные. Он один из моих самых любимых племянников, и я с нетерпением ждала возможности познакомиться с его новой женой. Несмотря на это, я испытывала сильную тревожность. Два новых человека в доме на целых три дня означали нарушение установившегося распорядка, непривычные звуки и запахи, потерю драгоценного времени в одиночестве и очень, очень много разговоров.

Мы с Ученым составили новое расписание – составление расписания было обязательным условием того, чтобы выдержать три дня в компании других людей. После этого я потратила определенное время на то, чтобы обдумать способы, с помощью которых я буду восполнять потерянные за эти дни ресурсы. Я вызвалась их отвезти, потому что вождение меня успокаивает. Мы запланировали время отдыха для меня на первую половину дня в субботу, когда все остальные уйдут из дома. Я предложила, что мы вместе посетим историческое место, которое я хорошо знала, что позволило мне оказаться в знакомой обстановке. Кроме того, так я могла закидывать людей информацией, не выходя за рамки социально приемлемого.

Мы отлично провели время. Им понравились достопримечательности, которые мы посмотрели, и еда, которую я приготовила. Мы много смеялись и поддерживали осмысленные разговоры. Все шло лучше некуда. И несмотря на это, когда в субботу вечером все собрались за столом и проговорили несколько часов после ужина, меня начало трясти, и я ничего не могла с этим поделать.

Несмотря на всю тщательную подготовку, несмотря на то, что я получала удовольствие от компании, целый день общения оказался слишком тяжелым для меня испытанием. Я знала, что за этим последует, я чувствовала, что к концу вечера уже начинаю отключаться, но я проигнорировала предупреждающие знаки. Мне не хотелось заканчивать прекрасный день на плохой ноте.

К сожалению, дело не в том, чего мне хочется или нет. Социальное взаимодействие имеет реальную физическую цену для аутичных людей. Если я перестану слушать предупреждающий голос в голове, и если я не буду ограничивать свое общение, то рано или поздно мое тело возьмет свое и ограничит общение за меня.

В ситуациях, в которых мне комфортно, я могу выдержать более продолжительное общение. Если же мне приходится иметь дело с неструктурированными ситуациями, незнакомыми местами, новыми людьми, быстрыми сменами тем и партнеров по разговору, то я дохожу до своего предела гораздо раньше. Максимум, я выдержу один час, но потом у меня возникнет острая необходимость сбежать.

С тех пор как у меня диагностировали синдром Аспергера, я стала гораздо лучше «готовить» себя. Тревожность, потребность сбежать из социальной ситуации, отключение мозга, перед которым меня начинает сильно трясти – все это не те вещи, от которых мне надо вылечиться. Это признаки того, что мне нужно позаботиться о себе, это мой желтый сигнал светофора, и я готова обратить на него внимание.

_____
Свои вопросы об аутизме Вы можете задавать по электронной почте: autisticinitiativerussia@gmail.com.
Мы обязательно Вам на них ответим и, возможно, опубликуем подобранную для Вас информацию на данном сайте для тех, кого, как и Вас, она интересует. 

 

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s